Главная » 2005 » Декабрь » 2 » Слёзы капали...
1:23 PM
Слёзы капали...
ВЭФ живет и развивается

Елена РЫЛЕЕВА, Телеграф
8 июля 2002 14:10



На первый взгляд огромная заводская территория ВЭФа выглядит удручающе. Серые корпуса, разбитые дороги и груды ржавого железа совсем не говорят о том, что на заводе еще теплится жизнь. Но оказывается, практически ни один корпус не пустует. Хотя большинство помещений снимают компании, не имеющие к ВЭФу никакого отношения, сам ВЭФ живет, работает и ищет любые пути для развития и получения прибыли.
Марка о шести концах

Много лет назад, когда ВЭФ был большим неделимым государственным предприятием, его имя было известно всему Советскому Союзу. Но потом завод разделился на множество филиалов, отличавшихся родом деятельности. А дальше начался процесс приватизации.

Сейчас под известной всем маркой VEF работают шесть компаний. Во-первых, это фирма, называющаяся просто VEF. Отличается она от других тем, что производит электронные табло, которые не делает больше ни одно "вэфовское" предприятие. Есть фирма VEF REC, занимающаяся машиностроением и производством металлических изделий. VEF Telekom, которая раньше производила радио, магнитофоны и телефонные аппараты, сейчас производит только телефоны. На бывшем большом заводе был отдельный цех, производящий печатные платы. Производство плат — процесс дорогой, связанный с химией и требующий, чтобы были специальные очистные сооружения. Именно этот цех перекупило предприятие Radiotehnika, которое сейчас носит название VEF Radiotehnika RRR.

От государственного завода отделилась компания, которая сейчас называется VEF-KTR. Она производит телефонные станции. Есть и еще одна фирма, работающая под маркой VEF un Co. Находится она в Айзкраукле и образовалась на базе филиала большого завода. Раньше этот филиал производил телефонные аппараты, а работающая сейчас на его месте компания к специфике завода имеет самое малое отношение, так как занимается продажей фильтров для воды и пр.

По следам приватизации

Если говорить, какая же из этих компаний имеет наибольшее отношение к гремевшему по одной шестой части суши заводу ВЭФ, то, скорее всего, стоит отметить именно VEF-KTR. Как рассказал "Телеграфу" гендиректор этой компании Ояр Григанс, их фирма самая большая по численности занятых на производстве людей. Он рассказывает, что после того, как часть ВЭФа, производящая телефонные станции, была приватизирована в 1999 году, ООО VEFKTR выкупило у государства производственные помещения общей площадью 18 тыс. кв. м. вместе с оборудованием и технологической оснасткой и стало правопреемником контрактов бывшего завода. Компании удалось сохранить на производстве ведущих специалистов.

Как отметил гендиректор VEF-KTR, раньше по всей стране главенствующим в области разработки компьютерной техники был НИИ ВЭФа. Там работали профессионалы мирового уровня. И сейчас VEF-KTR сотрудничает именно с ними. По словам Ояра Григанса, после развала завода пришлось сокращать штат сотрудников. Виной этому было то, что простые рабочие, которые раньше сидели за станками и выполняли чисто механические задачи, стали не нужны. Места сохранились в основном за проектировщиками и конструкторами.

Сейчас на VEFKTR работает около 135 человек. В основном все — люди старой закалки, оставшиеся со времен "большого завода". Нетрудно догадаться и о возрасте сотрудников. Как говорит гендиректор VEFKTR, новые кадры необходимы, но для их "воспитания" и обучения нужно немало средств, которых, конечно же, нет. Кстати говоря, образование новых работников — одна из статей, по которой местный производитель просит помощи государства.

Помощи, а не милостыни

Фирма VEF-KTR входит в различные ассоциации, например, в Латвийскую ассоциацию электротехнической и электронной промышленности (LETERA), Конфедерацию промышленников, Торгово-промышленную палату. По словам Григанса, они надеются на то, что в Латвии наконец-то начнется помощь малому и среднему бизнесу. Ояр Григанс считает, что ситуация, при которой отдельные предприятия "бомбят" просьбами министерства, просто нелепа. "Так быть не должно. Ведь есть же различные ассоциации, которые прекрасно знают нужды малых и средних предпринимателей, именно эти организации должны вести диалог с правительством. Мне непонятно, как чиновники или депутаты могут решать, кому оказать помощь, а кому нет. Они же так далеки от предпринимателей! Поэтому и нужны ассоциации-посредники, которые смогут разделить средства между теми, кто действительно нуждается в них", — разъясняет свою позицию гендиректор VEF-KTR. Кстати, под помощью он подразумевает не просто деньги, а именно кредит, который дало бы государство. Пока на все просьбы о кредитовании компании VEFKTR предлагают обращаться в банк. Но банки не дают ссуду на длительный срок, к тому же они требуют немалых процентов.

Гендиректор VEF-KTR рассказывает: "Нам нужен кредит в размере 100-200 тыс. Ls лет на 5-10, только через этот срок вложения смогут окупиться. Кстати, могу сказать и на что нам нужны средства. Во-первых — это обучение новых кадров. Во-вторых, чтобы оставаться конкурентоспособным предприятием на рынке, требуется постоянно обновлять производство. У нас такая отрасль деятельности, где оборудование, которое считается современным сейчас, уже через год может стать абсолютно устаревшим. А в-третьих, надо развивать науку, надо искать новое и постоянно модернизировать технологии. Это вложение средств на долгое время".

Григанс отметил, что единственная организация, которая делает хоть что-то, чтобы помочь малому и среднему предпринимателю, это Латвийское агентство развития (ЛАР). Именно туда компания VEF-KTR подает подсчеты всех расходов за участие в международных выставках и презентациях, и раз в год ЛАР погашает какую-то часть этой суммы. Обычно это около 6-10 тыс. USD. В качестве сравнения: оборот VEF-KTR ежегодно достигает 1,2-1,3 млн. Ls.

От Индии до Финляндии

Основной деятельностью VEF-KTR, как и раньше, является производство цифровых телефонных станций для публичных и частных сетей, которые способны конкурировать со всеми станциями мира. ООО VEFKTR имеет многолетний опыт участия в различных международных проектах. В период с 1986 по 1991 год компания сотрудничала с финской NOKIA в производстве абонентских блоков, поставляемых для бывшего СССР. За это время VEF-KTR произвел абонентских комплектов на общую сумму более 11 млн. USD.

В июне 2000 года VEFKTR подписал договор о сотрудничестве с индийской правительственной компанией Telecommunication Consultants India Limited о маркетинге и продвижении цифровых АТС производства латвийской фирмы в Индии и соседних с ней государствах. Договор с индийской стороной на поставку телефонных станций был составлен на сумму около 100 тыс. USD.

Впрочем, основную часть своей продукции VEF-KTR отправляет в Россию — оттуда поступает около 80% всех заказов. Процентов 15 продукции идет на Украину, а оставшееся — в другие страны. Телефонные станции собираются только на заказ. Как говорит Ояр Григанс, производить что-то "на полку" невыгодно. К тому же то, что продукция делается на заказ, исключает необходимость в больших складских помещениях. Товар на заводе не задерживается, после сборки и проверки он сразу отправляется к заказчику.

Легче, меньше, красивее

Уже давно производимая в Латвии техника по качеству не уступает зарубежным аналогам. Все дело лишь в том, что местные детали для нее всегда были достаточно большого размера и само радио или магнитофон получались жутко тяжелыми. Да и внешний вид вэфовских приемников всегда был хуже, чем у "сони" и "панасоников".

Практически такая же ситуация сохранилась и сейчас. Поэтому заказчики телефонных станций настаивают, чтобы составные части, которые в ней используются, были бы зарубежного производства.

Странно, что Россия, которая заказывает наши станции, отказывается, чтобы в них использовались российские запчасти. Мы им говорим, что они же сами лишают себя работы и рабочих мест. А они говорят — используйте зарубежные детали, и все тут. Но я считаю, что отдавать производство всей элементной базы за границу — очень большая ошибка", — сетует Ояр Григанс.

Между тем сейчас оборудование, производимое компанией, становится все легче и меньше. Ояр Григанс, держа в руках плату размером с альбомный лист, любовно говорит: "Вот тут полторы тысячи элементов. Раньше мы такого делать не могли. Да и телефонная станция на тысячу номеров сейчас выглядит как однодверный шкаф для одежды. Раньше тысяча номеров занимала почти всю комнату. Кстати говоря, когда-то оборудование, обеспечивающее работу одного телефонного номера, весило семь килограммов, сейчас — около одного".

В планах компании и дальше развивать технологии. Как говорит Григанс, главное, чтобы уровень производства не снижался, а еще лучше, если бы он ежегодно прирастал на 10%. Потому что рынок коммуникаций неограничен, надо только оставаться конкурентоспособным и не потерять научно-технический потенциал.

Добрая тетя по имени Латвия

Вообще, по словам Григанса, которые, кстати, не очень отличаются от слов других предпринимателей Латвии, у нас слишком по-доброму относятся к импортерам и зарубежным компаниям, предлагающим на территории нашей страны свои услуги. Поэтому к нам везут свою продукцию все кому не лень. А это очень плохо сказывается на местном производителе. "В то же время нам экспортировать свои товары за границу очень сложно. Потому что никто, кроме доброй тети Латвии, не распахивает свои объятия навстречу зарубежному производителю", — говорит гендиректор VEF-KTR.

Более того, продвигать свой товар на местном рынке иногда также сложно, как и пробиваться за рубеж. Вот, например, VEF-KTR мог бы снабжать предприятие Lattelekom своими телефонными станциями. Но так как телекоммуникационные услуги у нас предлагают финны, то и производителей оборудования они тянут своих. Пользоваться услугами местных компаний финны не желают.

Вот и остается "вэфовцам" работать на Россию. Потому что для того, чтобы вырваться за рубеж, требуется пройти сертификацию, которая стоит немалых денег. Можно, конечно, потратиться, но местный производитель не рискует этого делать, потому что не уверен, что на его продукцию будет спрос. А российский рынок проверенный, устоявшийся и приносящий прибыль. Кстати говоря, Ояр Григанс считает, что вступление в Евросоюз опять-таки не решит проблем малого и среднего бизнеса. А все дело в том, что местная промышленность совсем не интересует местное правительство.

Электроника и мрамор

Уже особо и не надеясь на помощь со стороны государства, компания VEF-KTR сама зарабатывает деньги как может. Помимо основной деятельности, производства телефонных станций, компания выполняет заказы для местного рынка. Например, сейчас на ВЭФе можно заказать мраморный столик. Из мрамора можно вырезать любой узор, составить мозаику. Все это выполняется на бывшем заводе.

Производитель телекоммуникационного оборудования также не брезгует резкой металла, производством железных лестниц, держателей для флагов и различных уголков и деталей. Смеясь, Ояр Григанс рассказывает, что компания ищет любые пути, чтобы получить прибыль, и готова выполнять разнообразную работу. Так что теперь на заводе телекоммуникаций можно заказать столик из камня, отделку для кафельного пола или распилить металлическую трубу. Хотя, конечно, основной деятельностью остаются телефонные станции. Компания предлагает целый спектр услуг, от начального проектирования до упаковки готовой продукции. На комбинате производится набивка элементов на платы, пайка, конструирование самой станции, несколько этапов тестирования, и только потом товар уходит к заказчику.

Категория: Воспоминания о ВЭФе | Просмотров: 703 | Добавил: taurus | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]