Главная » 2006 » Март » 18 » ПОХИЩЕНИЕ ЕВРОПЫ
9:38 PM
ПОХИЩЕНИЕ ЕВРОПЫ

ПОХИЩЕНИЕ ЕВРОПЫ

Интервью с известным латышским политологом Нормундом ГРОСТИНЬШЕМ

Нормунд ГРОСТЫНЬШ рассказывает:

  • почему начало объединению Европы положило ЦРУ, а ЕС работает на Америку
    почему провалилась европейская конституция
    почему Латвия недополучила от ЕС миллиард евро
    почему на Евровидении «новая Европа» отказывается голосовать за «старую Европу»
    почему Латвию ожидает новый рост цен, преступности и безработицы
    почему ЕС равнодушен к судьбе русского меньшинства в Европе
    почему американские аналитики прогнозирует поражение НАТО от России на балтийском пляже…

Лариса ПЕРСИКОВА, Ника ПЕРСИКОВА

Сегодня даже живой классик фантастики Станислав ЛЕМ признается, что его пугает… будущее:

«Мы не можем сказать себе — в XX веке было ужасно, но теперь наступит покой. Нам не войти в тихую гавань. В Германии должны состояться новые выборы. Европа стоит на паучьих непрочных лапках. Соединенными Штатами руководит президент на удивление немудрый. А тем временем на горизонте восходит огромное желтое солнце Китая. И важнейшие интересы все чаще разыгрываются на азиатском Дальнем Востоке…»

В Риге открывается «Институт будущего Латвии». Его основатель Нормунд ГРОСТЫНЬШ действительно дает очень точные прогнозы. Во всяком случае, все, что он ни предсказывал на страницах нашей газеты за последние три года, можно сказать — уже сбылось. Цены после вступления в Евросоюз выросли. Более напряженными стали отношения между Америкой и Россией и наметилась новая геополитическая ось Москва — Пекин — Дели.

Именно с Нормундом Гростыньшем мы и решили поговорить о будущем, которое ждет Латвию после серии кризисов в Европейском союзе.

Объединённые Штаты Европы

— Нормунд, недавно в одной из немецких газет было опуб ликовано довольно интересноемнение о том, что Евросоюз — каким он сформировался- это вовсе не реализованнаямечта старой европейской демократии об ОбъединенныхШтатах Европы. Просто Америке в форме Евросоюза удалось создать структуру для продвижения своих интересов на Восток, для продвижения НАТО. И сегодня ЕС работает не столько на страны Старого Света, сколько на Америку. Осознание Европой этого факта и стало причиной провала европейской конституции во Франции и Нидерландах. Понятно, что это всего лишь одна из версий. Как вы к ней относитесь?

— Я думаю, что эту версию любопытно рассмотреть поближе. Есть такое хорошее выражение — в каждой шутке есть доля шутки, все остальное — правда. В этой версии тоже есть доля шутки и есть доля правды. Во-первых, эта версия достаточно правдива в отношении начала создания Евросоюза. Тогда на континенте было противостояние между Соединенными Штатами и Советским Союзом. Никаких других серьезных сил в тот момент не было. И тогда, чтобы консолидировать своих союзников, американцы потратили немалые средствана объединение Европы.

Это публично признано. Это даже не версия, это документ, архивный факт, сохранились расчеты, квитанции и все прочее. Американцы профинансировали политическую деятельность Конрада Аденауэра: — первого канцлера Германии, который и стал основателем европейского движения по объединению. Как ни странно, деньги на это он получил из Центрального разведывательного управления США. Это документально доказано, никто и не отрицает, что США потратили значительную часть своего бюджета на европейскую интеграцию на первой ее стадии.

— То есть вы хотите сказать, что Европейский союз начинал создаваться на деньги Америки?

— Да, на миллионы долларов, которые Европа получила не от какого-то там, скажем, индивидуального Рокфеллера или благотворительного фонда, а от совершенно конкретной организации, которая называется Центральное разведывательное агентство, по-русски — «управление». Я, кстати, всегда удивлялся, что слово адепсу на русский язык переводится как «управление»…

Так что у истоков европейской интеграции — однозначно скажем — стояла Америка. Это правда. Объединение Европы в тот момент способствовало консолидации союзников Соединенных Штатов, в общем-то, на первом этапе создания ЕС страны НАТО и страны Евросоюза в целом совпадали. Потом союзники укрепились: Франция вышла из НАТО, Германия тоже проявила некоторую самостоятельность. Эти страны ввели свои национальные валюты, отказались от долларов в обращении, даже вернули эти доллары американцам и попросили взамен золото. Американцы, в общем-то, отказались, и это послужило одной из причин выхода Франции из НАТО.

Все это так неоднозначно было уже в 60-70-х годах… А со временем европейские союзники Америки еще больше укреплялись и стали дальше гнуть свою линию. Как говорится — чем дальше в лес, тем больше отдохнувших партизан…

И как мы видим на свежем примере иракской войны, здесь Франция с Германией оказались на совершенно противоположных позициях с Соединенными Штатами. Тот же Герхард Шредер выиграл предыдущие выборы канцлера именно за счет того, что однозначно выступил против иракской войны. И немецкие избиратели это поддержали.

Старый Свет против Нового

— По сути дела, Шредер прошел на антиамериканской риторике…

— Ну, скажем, не такой резкой. Но позиция по этому конкретному вопросу была у него, в общем-то, антиамериканская… Так что ядро Евросоюза — Франция и Германия — постепенно стали осуществлять независимую политику наравне с американцами. В экономическом плане — даже почти наравне.

Возьмем недавнюю дискуссию между Европой и Соединенными Штатами о том, будет ли у Европейского союза своя система глобального спутникового позиционирования. Если бы Европа согласилась быть зависимой от американской системы спутникового наведения ракет, определения координат и тому подобного, она не смогла бы без разрешения США запустить ни одну ракету — в том числе военную. Для независимых военных действий в современном мире нужны независимые спутниковые системы. И несмотря на все возмущение Америки, на все предлагаемые скидки, европейцы пошли на создание более дорогого, но независимого варианта.

То есть Европейский союз все-таки продолжает гнуть свою линию. Постепенно он становится и военным союзом, и влияние НАТО на европейский континент ослабевает — по крайней мере, с точки зрения старых членов ЕС.

— А как вам кажется, провал европейской конституции в старых странах — в Нидерландах, во Франции — это скорее голосование против новых членов ЕС, против их проамериканской позиции?

— Знаете, давайте дадим слово самим авторам конституции и французским политикам, которые этот референдум проиграли — как они это расценивают? Жискар д’Эстен, который являлся руководителем всего этого более-менее формально-демократического процесса разработки конституции, признался: «Главной ошибкой французского референдума было то, что текст конституций разослали по домам всем избирателям». Это я цитирую дословно. То есть люди просто почитали этот документ, посмотрели — и проголосовали против.

И я тоже считаю, что любой нормальный человек, который прочитал эту конституцию, будет голосовать против нее. Я сам ее читал, я ее знаю практически наизусть. Там действительно очень ясно написано, что каждая страна, подписываясь под этой конституцией, ставит ее выше любого закона — Латвии, Франции, Германии и так далее. Дальнейшего подтверждения идеи создания федеративного государства даже и не требуется…

Париж стоит мессы

— То есть Евросоюз по конституции становится уже не конфедеративным, а федеративным государством?

— На практике это конституция федеративного государства. Скажем, если мы видим, что сейчас президенты ЕС меняются — только что Люксембург был президентствующей страной Евросоюза, сейчас стала Великобритания и так далее, то в новой конституции уже вводится пост президента ЕС. Вводится пост министра иностранных дел, единая прокуратура, и законы Евросоюза становятся выше национальных. Не говоря уже о таких вещах, как единый флаг, гимн и деньги.

Еще надо обязательно отметить, что Европейский союз как таковой, согласно этой конституции, впервые за свою историю становится юридическим лицом. То есть до сих пор он являлся договором между странами-участниками. А по этой конституции он уже становится юридической персоной, которая имеет свой гимн, флаг, деньги итак далее…

Никто же не считает, что Германия или Канада — это конфедеративные государства. Это федеративные государства, в которых, скажем, есть большая автономия таких провинций как Бавария в Германии или Квебек в Канаде. Именно по этой конституции, я думаю, и будет постепенно выстроено отношение Брюсселя и стран-участниц ЕС — очень похожее на отношения Берлина с Баварией и Оттавы с Квебеком.

По сути, народ Франции решил, что он хочет сохранить свою независимую Францию, где он может влиять на решения Парижа. Потому что на решения Парижа французский народ в своей истории влиять никогда не стеснялся — рубил головы королям, отправлял в отставки президентов, собирал огромные демонстрации. И вот он проголосовал против европейской конституции. Когда пришло время решать, французы показали, что они хотят сохранить свою независимую Францию. Они решили, что столицей Франции будет Париж, а не Брюссель, на решения которого французам повлиять так же трудно, как народу Латвии и другим европейским народам…

— Нормунд, считается, что этот первый серьезный кризис Евросоюза как бы меняет геополитическую картину мира. В частности, что касается России, то в тактическом плане от провала конституции ЕС она как бы выигрывает. Потому что бывшие постсоветские республики — Украина, Молдова, которые уже дрейфовали в сторону ЕС, в сторону Запада, — сейчас оказываются в подвешенном состоянии. Это как бы дает России какое-то ощущение безопасности. Во всяком случае — на время. Но в стратегическом плане Россия проигрывает, потому что Евросоюз — это была та сила, на которую она могла опереться и с которой она могла контактировать в сложных отношениях с Америкой…

— Знаете, здесь есть два аспекта. Может быть, с точки зрения России, действительно, создание сильного европейского государства в противовес Америке было бы выгодно. Но с точки зрения нашей маленькой Латвии — я не имею ничего против, если Франция и Германия решили объединиться, это их дело, — нам выгоднее было бы следовать примеру Швейцарии, использовать, в конце концов, пример Норвегии и других маленьких государств Европы, которые остались вне пределов Европейского союза. Латвии Евросоюз выгоден как сосед, а не как начальник.

Но, в принципе, на провал конституции надо смотреть прагматично. Во-первых, раз уж попытались создать Евросоюз как федеративное государство, раз уже начали этот процесс — будут продолжать. Всегда так было. И если линию гнут, то ее будут гнуть и дальше по возможности. Процесс просто растянется по времени. Что дает нам всем возможность маневра, возможность лучше отстаивать свои интересы.

Процесс не остановился, он будет продолжаться. Но он будет идти медленнее. Европейская политика всегда делалась в перчатках, даже если в этих перчатках был железный кулак. И в перчатках, медленно, будет создаваться федеративная централизованная Европа, в которой нам, народу Латвии, все-таки уготована роль дешевой рабочей силы. Если мы, конечно, не успеем оттуда выскочить…

Не надо думать, что ребята, которые конституцию готовили, такие простые: народ высказался против — и они откажутся. Вспомним, как было с предыдущим Ниццским договором. Его отклонили на референдуме в Ирландии. Но канцлер Германии сказал, что Ирландия должна будет голосовать еще раз. Через год прошел повторный референдум. И его они уже выиграли.

Обещанного — три года ждут

— То есть если сейчас Великобритания взяла тайм-аут на год, вы считаете, что это ей поможет — и за год может все измениться? И Франция, и Нидерланды спустя год тоже изменят свое мнение?

— Скорее всего так. Но здесь есть, конечно, один тонкий нюанс. Правящая элита Евросоюза, которая, я считаю, ведет свою независимую политику, посмотрела, что новые страны, которые недавно вступили в ЕС, слишком проамериканские. А именно элита — Франции, Германии, в том числе бизнес-элита — принимает главные решения. Деньги на определенные законопроекты дает крупный бизнес, который решает: какая политическая линия, какая экономическая программа его устраивает, а какая нет — американская или антиамериканская, сотрудничество с Россией или несотрудничество с Россией. И вот этот бизнес посмотрел на цифры, посмотрел на политиков новых стран ЕС — и решил: «На такую проамериканскую политику, которую проводят, скажем, Польша, Прибалтика и другие новые страны, мы денег давать не будем…»

И они разыграли прекрасную комедию в июне. Когда состоялись переговоры насчет финансирования стран ЕС — о том, как будут делиться финансы в 2007-2013 годах. Страны-участники вдруг «не смогли договориться». Мы знаем, что в переговорах участвовали страны, которые имеют опытнейших дипломатов, которые столетиями лелеяли свои дипломатические академии; они могли месяцами это обсуждать, обмениваться «е-мэйлами», факсами, нотами, чем хотите, — обсудить все и договориться. Но почему-то они решили не договориться. Польша взвыла после этого.

Польша в свое время поддержала нападение на Ирак, она послала туда своих солдат. Польские солдаты в штурмовых группах брали нефтяные платформы в Персидском заливе — а это очень опасная операция: если там один защитник бросит спичку — значит, горят все. Польские солдаты и посылались на такие операции. И вот Польша в результате того, что переговоры в июне провалились, недополучает 46 миллиардов евро. МИЛЛИАРДОВ!

Очевидно, кто-то решил, что за политику Польши он такие деньги платить не будет. Латвия тоже недополучает. У нас, конечно, пропорции меньше. Мы отстаивали интересы своей страны хуже, чем поляки. Но Латвия тоже недополучила МИЛЛИАРД.

Кто будет владеть ресурсами Евразии?

— Нормунд, скажите, все-таки этот кризис в Евросоюзе меняет ситуацию на Украине, в Молдавии, которые, в общем-то, очень надеялись на вступление в Евросоюз, а теперь это вступление откладывается на неопределенный срок?

— Да, это немножко меняет ситуацию. Но, допустим, Украину и Молдову принимают в ЕС. Что их ждет? То же, что ждало и нас — роль дешевой рабочей силы. Украинский чернозем — это, конечно, очень плодородные земли. Сначала из страны сделают экономический бардак. Потом эти земли по дешевке скупят фермеры старых стран Евросоюза — Германии, скажем. Это уже не первый случай в истории, когда западные европейцы пытаются получить права на украинские земли и имущество. Если для этого надо будет сказать: мы вас примем в Евросоюз — значит, скажут и примут. Но земля эта будет принадлежать уже не Украине.

То есть, в принципе, мы видим, что на территории Европейского союза и даже не только ЕС, но всей Евразии (в том числе России, Китая) идут процессы континентального масштаба. Вопрос — глобальный: кто будет владеть ресурсами. Всеми ресурсами Евразии — не только нефтью и газом, но и плодородной землей, водой. Вода тоже становится дефицитом, из-за воды уже тоже воюют некоторые страны. А у нас, кстати, в Латвии очень много воды. А в мире есть места — в Саудовской Аравии, например, — где нефть дешевле, чем вода. Так что вода — это тоже важный ресурс.

— Да, судя по каналу «Дискавери», американские журналисты-путешественники из всех достопримечательностей России более всего полюбили озеро Байкал. Красота красотой, но это самая крупная кладовая пресной воды в мире…

— Просто мы воду как ресурс недооцениваем. А Евросоюз, очевидно, оценил, что в Латвии огромный оесурс воды. Впрочем, и алмазы у нас есть, и даже нефть, и ещё много чего…

Певец от Брюсселя

— Нормунд, вот вы говорили, что, провалив конституцию, старая Европа показала свое несколько негативное отношение к новым членам ЕС. Но на музыкальном конкурсе Евровидения мы наблюдаем такой интересный момент: при голосовании (которое, несомненно, является политическим) новые члены Евросоюза принципиально не дают ни одного голоса ни Франции, ни Англии, ни Германии. Они раздают голоса своим соседям, но благодарность странам-создателям ЕС — нулевая… Как бы вы это прокомментировали?

— Да, я согласен с тем, что это голосование на Евровидении показывает какие-то политические тенденции. И я бы отметил еще одну интересную тенденцию: во время последнего конкурса греки получили голоса турков и албанцев. Что, скажем, еще недавно было совершенно невообразимо. То есть если в XX столетии между этими народами была огромная резня, которая оставила страшный след в памяти, то сейчас они любезно дарят друг другу голоса. Это сказывается умелая политика Греции в отношении своих соседей…

А что касается голосования новых стран Евросоюза, то оно показывает, что страны старой Европы не пользуются широкой общественной симпатией. Новые члены ЕС, наверное, уже ощутили первые последствия расширения. Может быть, эти последствия не такие драматические, как в Латвии, но они есть.

— Они не рассматривают Францию, Германию, Англию как…

— Как благотворителей? Очевидно — нет. Поскольку голосование народное. И эти страны не пользуются широкой народной симпатией. Вообще-то, в той Европе, в которую мы вошли, Брюсселю надо было бы выставить своего отдельного певца, тогда бы мы посмотрели, сколько голосов он получил…

— Нормунд, если мы говорим о кризисе Евросоюза, то известно, что когда образуется империя, необходима одна государствообразующая нация. Насколько же реально объединение Европы, если таких государствообразующих наций несколько? И каждая из них имеет свои амбиции, свою великую историю? Французы или немцы — они ведь не могут стать частью «общего котла»…

— Если бы европейскую конституцию не завалила Франция, то она однозначно «обломалась» бы в Англии. Поэтому премьер-министр Великобритании с огромным облегчением перенес на неопределенное будущее референдум по этой конституции. Выиграть референдум сейчас — безнадежно. В Англии евроскептики очень сильны. И то, что в этой стране впервые за 30 лет был запланирован референдум — это огромная победа английских евроскептических организаций. Партия независимости Великобритании получила на выборах в Европарламент практически такое же количество мест, как консерваторы. Хотя консерваторы являются очень традиционной, столетиями существующей партией, которая веками управляла этой империей. Но здесь евроскептики идут с ними наравне. При этом надо учитывать, что консерваторы сами достаточно скептичны, то есть они считают, что не надо вводить евро, надо оставить фунт британский…

Да, пожалуй, до сих пор империи, как правило, создавала какая-то одна государствообразую-щая нация. Особенно в Европе. В Америке, впрочем, это тоже была какая-то англоязычная группа населения. До сих пор, наверное, все президенты Соединенных Штатов были белыми протестантами. Католик был только один — Джон Кеннеди. Но он был исключением. И его убили. И брата его тоже убили. Хотя, я думаю, сейчас уже ситуация подходит к тому, что президентами США будут и католики, а со временем — и темнокожие. Просто потому, что большинство населения уже не будет белым.

Ведь, скажем, если посмотреть на Австро-Венгерскую империю, то она была исключительно многонациональной. Там были и австрийцы, и венгры, и сербы, и другие народы. В Австро-Венгерской империи было даже два центра — Вена и Будапешт. И эта двуполярность в некоторой степени ускорила крах государства. Хотя было время, когда даже Италия находилась под властью этой империи, и, в общем-то, Австро-Венгрия наравне с Россией, Англией и Францией делила Европу, но эта империя давно уже рассыпалась на крошечные части…

Как мы видим, мононациональные империи действительно имеют преимущества. Во всяком случае, до сих пор имели. Они долговечнее, они прочнее. Но надо учитывать, что мир изменяется, становится более интернациональным. Поэтому при определенных условиях можно постепенно — как пытались создать советг-кий народ — попытаться создать и народ европейский. Но это, наверное, вопрос десятилетий, а то и столетий.

ЛАТВИЯ — страна евроскептиков?

— Нормунд, а как вам кажется: если бы конституцию Евросоюза в Латвии вынесли на референдум и разослали бы по домам ее экземпляры, как бы проголосовала наша страна?

— Если бы этот документ был разослан по квартирам, если бы у нас был референдум, то — я абсолютно уверен — евроскептики этот референдум бы выиграли. Потому что, во-первых, народ уже ощутил на себе, что такое европейская интеграция. И понял, что чем глубже интеграция — тем хуже для простых людей. В общем-то, для большинства населения Латвии каждый новый шаг к европейской интеграции — это новый скачок цен.

— А есть у вас какая-то статистика, как изменилось отношение в Латвии к Евросоюзу за этот год пребывания в ЕС?

— Знаете, нашей официальной статистике я не очень доверяю. По одной причине. Я помню, как в 2001 году посол Соединенных Штатов сказал, что в Латвии слишком мало пропагандируется НАТО. Он сказал это публично, на пресс-конференции. И еще отметил, что надо вести более активную работу, поскольку официальный рейтинг показывает: вступление в НАТО не поддерживает даже половина населения Латвии. Наше министерство обороны сразу заказало опрос общественного мнения — и оказалось, что 55% латвийских граждан вступление в НАТО уже поддерживают. Это общественное мнение изменилось вдруг, за 1 месяц. Может быть, кто-то в это верит. Но я, извиняюсь, — нет. И еще один любопытный момент. За несколько дней до референдума по конституции ЕС в Нидерландах ко мне пришла девушка-исследователь из нидерландского посольства. Она спросила: «Как вы объясняете, почему именно в марте в латвийском обществе резко упала популярность Европейского союза?» То есть даже по официальным опросам, начиная с марта этого года, популярность ЕС в Латвии резко падает.

Я высказал дипломату свои сомнения насчет латвийских рейтингов. И свою версию: может быть, какое-то министерство перестало платить — и показались настоящие цифры… Но тем не менее эти цифры появились, и я думаю, что они близки к правде. И с марта этого года рейтинг Евросоюза пошел вниз.

Если бы референдум по конституции в Латвии провели в июне, он однозначно был бы ПРОИГРАН. И в ближайшие два-три года отношение к ЕС в нашем обществе вряд ли изменится. От повышения цен мы уже натерпелись. Однако каждый новый виток европейской интеграции -переход на евро, принятие Конституции — и далее будет ухудшать наше положение. Нас ждет и рост преступности, миграции, безработицы. При том, что уже огромное количество людей уехало работать на Запад, официальное число безработных у нас растет.

Потерянное поколение

— Несмотря на то, что десятки и сотни тысяч латвийцев уезжают работать за границу…

— Да, и точного числа уехавших никто не знает. Это наш огромный вклад в экономику Запада. Уезжают люди, которые могли бы здесь стать бизнесменами. Которые могли бы здесь со временем создать конкурентоспособные предприятия. Могли бы сами руководить экономикой. На Западе они будут на вторых, третьих ролях. Ведь человек, независимо от национальности, может быть в Латвии руководителем крупной компании. А если эмигрант в первом поколении приедет в Соединенные Штаты или Англию — он никогда не достигнет там ни того высокого положения, ни того социального статуса, ни тех результатов, которые он мог бы иметь здесь. Но этому молодому человеку не дали состояться в Латвии. Потому что Евросоюзу нужны рабочие ТАМ, а не конкуренты ЗДЕСЬ…

Все, о чем мы предупреждали перед вступлением в ЕС, становится горькой правдой. И даже быстрее, чем мы ожидали. Потому что когда мы говорили о грядущем росте преступности, безработице, повышении цен, то сами-то хотели своей стране только хорошего — и в глубине души надеялись, что это не будет происходить так быстро, как происходит сейчас. То есть разыгрывается самый неприятный сценарий — и очень быстро.

— Что касается отношений Евросоюза к русскоязычному меньшинству в Прибалтике, то здесь тоже было несколько сценариев. И, к сожалению, реализовался не лучший. Действительно, с одной стороны Шредер дружит с Путиным, усыновляет русскую девочку, а с другой стороны мы видим, что Евросоюз достаточно равнодушен к проблемам русской диаспоры ЕС. Каково же на самом деле отношение Евросоюза к русским и России?

— На мой взгляд, отношения между странами — это скорее не дружба, а бизнес. Если сравнить, как этот «бизнес» ведется между США и Россией и Евросоюзом и Россией, то видно: отношения между Брюсселем и Москвой более цивилизованные, в более светлых тонах. Евросоюз никогда не стремился расчленить Россию. Москва выгодна Брюсселю как стабильный партнер.

А вот Соединенные Штаты, насколько я могу судить, пытаются расчленить Россию и получить на ее огромной территории несколько банановых республик. Эти республики должны будут отдавать свои ресурсы за большое спасибо и стеклянные ожерелья. В разделенной России сформируют узкую элиту, которая будет составлять 1% населения, как это бывает, в общем-то, в банановых республиках, и будет получать что-то за то, что будет отдавать все. А массы будут жить еще хуже, чем жили всегда. Но это не планы Европы — Европейский союз хочет с Россией торговать, он хочет получить доступ на огромный российский рынок.

И со стороны России мы тоже видим, что она никогда не возражала, скажем, против вступления Латвии в Европейский союз, и наоборот даже — выражала этому вступлению одобрение и поддержку.

Россия сейчас устанавливает и развивает отношения, с одной стороны, с Евросоюзом, но с другой стороны — и с Бразилией. Которая по своим размерам способна вести свою собственную политику. Это заметно даже в мелочах: например, в Бразилии устанавливают, визовый режим для граждан США и снимают у них отпечатки пальцев, раз уж Америка установила такое правило для бразильцев. А мы в Прибалтике безропотно оставляем в американских аэропортах отпечатки пальцев и не требуем этого от американцев. Хотя в международных отношениях принято применять способ зеркала — чтобы защитить интересы своих граждан…

Другими крупными партнерами России являются Индия, Китай. То есть Россия устанавливает отношения с крупными странами, которые очень быстро развиваются и в будущем, возможно, создадут многополярный мир, в котором будет много более-менее равнозначных партнеров. Так Россия сопротивляется тенденции расширения влияния США у ее границ.

Прогноз американских исследователей

— Нормунд, а то, что по границам России все пространство пылает «демократическими революциями» — оранжевого и иных цветов — это признак еще большего ослабления самой России, или все-таки активизации внешних сил?

— Я думаю, что это активизация внешних сил. Потому что Россия укрепляется. Она получает огромные деньги от экспорта нефти, ее бюджет позитивен. Она возвращает огромные суммы иностранных долгов досрочно. О таком наша страна сейчас могла бы только мечтать… Россия укрепляется, и чтобы не дать ей сейчас подняться — ей ставят разные подножки. На огромных просторах евразийского континента идет борьба за то, какой ценой Россия должна заплатить за свое возрождение. Идет реальная геополитическая борьба за то, кто будет контролировать ресурсы Евразии. Кто будет хозяйствовать на этом огромном пространстве.

И что касается возможной роли Латвии в этой большой геополитической игре, то я приведу интересный факт. Есть такой американский Исследовательский центр Стратфорд. Он обслуживает Белый дом и его никак нельзя обвинить в пророссийских симпатиях. Еще до расширения НАТО это центр исследовал и подготовил прогноз такой ситуации: что бы произошло на территории Балтийских стран, если бы НАТО и Россия вступили в военный конфликт. Этот прогноз у меня размещен на сайте nato.lv на английском языке.

— И что же спрогнозировали американские исследователи?

— Они утверждают, что, во-первых, Калининград блокировал бы любую возможность подкинуть по воздуху в балтийский регион какое-либо подкрепление. Во-вторых, структура прибалтийских дорог более выгодна для того противника, который наступает со стороны континента. А глубина обороны очень маленькая — то есть на хорошем танке здесь за два часа можно до моря доехать. А значит, в результате военных действий — по крайней мере, в начальной стадии конфликта — Россия бы доминировала. А через два дня, по мнению исследовательского центра, произошла бы следующая ситуация. Привожу буквальный перевод: «Большое количество натовских войск ждало бы спасения на пляже». То есть они были бы скинуты в наше Балтийское море…

Еженедельник «Вести»

Категория: Статьи с Перекрёстка | Просмотров: 624 | Добавил: taurus | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]